06:23 

Гласъ вопіявшаго въ панской пустынѣ

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
Дочитала "Чтения".

1. Автор, видимо, всё-таки один. Потому что временами говорит о себе в первом лице. Но фамилии я его не засекла. Может быть, плохо смотрела, с форматированием там те ещё пилявцы. П.А. Кулиш товарища зовут.

2. Судя по "нашей Малороссии", он таки украинец. Или беларус.

3. Он полемизирует с Костомаровым. Костомаров мне почему-то казался продуктом более позднего времени. Ну, упс, буду в курсе.

4. Надо честно признать, что автор таки любит Вишневецкого. Эпитеты вроде "герой" и "ангелъ отмщенія" прилагаются. Я уж молчу о ласковом "наш Байдич" :laugh:

5. Тем не менее, за "нашим Байдичем" признали буйное поведение в сейме по делу Гадяча, панику (!) под Пилявцами, энное количество зверств по отношению к бунтующим и что самое страшное плохое знание русского языка. А, и ещё он не смог вовремя просчитать последствия своего католичества.

6. С другой стороны, если сравнивать с прочими персонажами, Вишневецкий, действительно, весь в белом. Влетело от автора всем: и обоим королям, и панству, и татарам, и казакам, и Хмельницкому лично, и - отдельно и очень много - Адаму Киселю, который старый лис и почему-то иезуит. Видимо, за компанию с иезуитом Хмельницким :laugh:

7. С третьей стороны, всё, кроме Киселя, аргументированно. Киселю как-то походя приписали мотивацию воздвигнуть себе "памятник любви къ отечеству". О каковом памятнике Кисель, справедливости ради надо признать, действительно заикался. Один раз. В самом начале. Но списывать все его вполне логичные, пусть и безуспешные, попытки миротворчества, на эту одну амбицию?.. Упрощение всё-таки, имхо.

8. Вишневетчину жалко. Очень. Остальных тоже жалко, но Вишневетчину жалко особенно, потому что, чёрт, ну был же, был же шанс. Всё было - люди, ресурсы, лидер, идея. И нате вам казацкой удали пополам с религиозной враждой.

9. На самом деле, какая-то очень злая ирония есть во всей этой истории. В том, что обращение Вишневецкого в католичество - не то признак, не то причина его терпимости - дало Хмельницкому самое страшное оружие против него же. В том, что исключительно, нехарактерно для места и времени терпимый и хозяйственный князь на Лубнах в итоге превратился в жаждущего крови мстителя во главе полуразбойничего войска. Нет, я понимаю, почему. Но обидно же, чёрт, безумно обидно.

10. А книга всё-таки хорошая. С первоисточниками, логикой, и хотя бы попытками непредвзятости. Особенно в начале. Когда дело дошло до ужасов войны, автор, видимо, проникся материалом и его стало немного заносить на поворотах. А в начале всё просто на загляденье было.

@темы: Князь Ярема, История, XVII век

URL
   

Torre de Marfil

главная