10:33 

Veni, vici... Vetinari

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
В этом посте должна была быть пара-другая любимых цитат из Терри Пратчетта, дабы на них медитировать для успокоения нервов.
Но потом я малость увлеклась, и теперь тут практически сага о лорде Ветинари. Пратчетт, всё-таки, гений. Он вообще пишет сногсшибательно, но в лице патриция города Анк-Морпорка он создал невозможное - реалистичный идеал политика. Я в курсе, что это двойной оксюморон, да. И всё же...



- Говорю, как волшебник - в словах заключена сила.
- Говорю, как политик - я знаю.
("Невиданные академики")

~*~*~*~


О плохих и хороших людях:
- Позвольте дать вам совет, капитан.
- Да, сэр?
- Он, возможно, поможет вам получше понять мир.
- Сэр?
- Мне кажется, вы находите жизнь столь тяжелой потому, что делите людей на плохих и хороших, - сказал патриций. - Вы неправы, разумеется. Есть, и всегда будут, только плохие люди, но некоторые из них - на противоположных сторонах.
Он махнул худой рукой в сторону города и подошёл к окну.
- Бескрайнее, волнующееся море зла, - сказал он, почти по-хозяйски. - Помельче в некоторых местах, конечно, но глубокое, о, такое глубокое в других. Люди вроде вас строят маленькие плоты из правил и смутно-благостных намерений и говорят: "это противоположность, она в конце концов восторжествует". Поразительно!
Он благодушно хлопнул Ваймса по плечу.
- Там, внизу, - сказал он, - люди, которые последуют за любым драконом, поклонятся любому богу, допустят любую несправедливость. Всё из банальной, повседневной нехорошести. Не из той высокой, творческой злобы великих грешников, а из ширпотребной тьмы в душе. Грех, можно сказать, без малейшего признака оригинальности. Они принимают зло не потому, что говорят "да", а потому, что не говорят "нет". Простите, если это оскорбляет ваши чувства, - добавил он, похлопывая капитана по плечу, - но мы нужны вам.
- Да, сэр? - сказал Ваймс.
- О да. Мы единственные, кто способен поддерживать порядок. Видите ли, единственное, в чём хороши хорошие люди - это в свержении плохих. И в этом вы действительно хороши, должен признать. Но беда в том, что это единственное, в чём вы хороши. Сегодня - звон колоколов и падение злого тирана, а завтра - все сидят и возмущаются, что с тех пор, как пал злой тиран, никто не выносит мусор. Потому что плохие люди умеют планировать. Это, можно сказать, неотъемлимая их характеристика. У всякого злого тирана всегда есть план по управлению миром. Хорошие люди к такому как-то не склонны.
- Может быть, но в остальном вы ошибаетесь, - возразил Ваймс. - Это всё просто от того, что люди боятся, что они одиноки... - он остановился. Слова казались пустыми, даже ему самому.
Он пожал плечами.
- Они просто люди, - сказал он. - И ведут себя, как люди. Сэр.
Лорд Ветинари дружески улыбнулся ему.
- Конечно, конечно, - согласился он, - вы вынуждены в это верить, я понимаю. Иначе вы сойдёте с ума. Иначе вы почувствуете, что стоите на тонком, как пёрышко, мостике над безднами ада. Иначе существование станет тёмной агонией, и единственная надежда будет на то, что после смерти нет жизни. Я вас прекрасно понимаю, - он посмотрел на свой стол и вздохнул. - А теперь, - сказал он, - столько дел. Боюсь, несчастный Вонс был хорошим слугой, но бестолковым господином. Так что можете идти. Выспитесь как следуют. И приводите завтра своих людей. Город должен проявить благодарность.
- Город должен что? - переспросил Ваймс.
Патриций посмотрел на свиток. Его голос уже вновь обрел отстранённые ноты того, кто организует и планирует и контролирует.
- Благодарность, - сказал он. - У каждой блестящей победы должны быть герои. Это совершенно необходимо. Тогда все будут знать, что всё идёт, как положено.
Он взглянул на Ваймса поверх свитка.
- Часть естественного хода вещей, - пояснил он.
Через некоторое время он набросал карандашом несколько комментариев на лежащей перед ним бумаге и снова поднял голову.
- Я сказал, - заметил он, - что вы можете идети.
Ваймс задержался у двери.
- Вы правда во всё это верите, сэр? - спросил он. - В бесконечное зло и полную тьму?
- Безусловно, безусловно, - сказал патриций, переворачивая страницу. - Это единственный логичный вывод.
- Но вы всё же встаёте каждое утро, сэр?
- М-м? Да? И что вы хотите сказать?
- Я только хотел бы понять, зачем.
- Ох, идите уже отсюда, Ваймс. Вот молодец.

О недостатке опыта:
- Послушайте, - сказал Мойст. - Я не знаю, что тут происходит, но я совершенно ничего не знаю о том, как работает почта!
- Мистер Липвиг, сегодня утром вы совершенно ничего не знали о смерти, и, однако же, если бы не моё вмешательство, прекрасно справились бы, - резко сказал лорд Ветинари. - Что лишний раз доказывает: никогда не знаешь, пока не попробуешь.
("Опочтарение")

~*~*~*~


Об абсолютной власти и её сохранении:
Обладание абсолютной властью в сегодняшнем мире было не так просто, как люди полагали. Во всяком случае, оно было не просто, если ваши амбиции включали в себя обладание абсолютной властью в завтрашнем мире. Были нюансы. О, можно было, конечно, приказать снести двери и отволочь кого-нибудь в темницу без суда и следствия, но такому подходу не хватало изящества, и, к тому же, он вызывал зависимость, был плох для экономики, и очень, очень опасен для здоровья. Задача разумного тирана, по мнению лорда Ветинари, была куда трудней, чем задача правителя, достигшего власти с помощью какой-нибудь идиотской системы "выбери-себя-в-богачи", вроде демократии. Тот, по крайней мере, мог сказать людям, что они сами виноваты.
("Опочтарение")

~*~*~*~


О бизнесе (и образовании):
- ...У меня сложилось впечатление, что некоторые ваши клиенты работают, если можно так выразиться, друг на друга?
- Да, милорд? - сказал Слант.
- Это общепринятая практика?
- О, люди с определённой экспертизой довольно часто являются членами совета директоров нескольких компаний, милорд.
- Даже если эти компании конкурируют друг с другом? - спросил Ветинари.
Вокруг стола засверкали улыбки. Финансисты расслабились в креслах. Человек явно ничего не понимал в бизнесе. Что он знал о капитализации процентов, а? Он получил классическое образование. Потом они вспомнили, что образование он получил в школе гильдии наёмных убийц, и перестали улыбаться.
("Опочтарение")

~*~*~*~


Об имперских замашках:
- Пока я патриций, у нас не будет ещё одной злополучной империи. Мы только-только оправились после предыдущей.
("Делай деньги")

~*~*~*~


Об ангелах:
...И тут осознание накрыло его. Олсвик не умер бы в любом случае. Не с таким талантищем. Он провалился бы сквозь тайный люк в новую жизнь, точно так же, как сам Мойст. Он бы очнулся, и ангел сделал бы ему предложение, которое, для Олсвика, означало бы хорошо освещенную комнату, еду три раза в день, вынос горшка по первому требованию и сколько угодно чернил. С точки зрения Олсвика, это было бы раем. А Ветинари... заполучил бы лучшего в мире подделывателя документов, работающего на благо города.
("Делай деньги")

~*~*~*~


О грабителях:
- Самое худшее, что я делал - это грабил людей, которые думали, что грабят меня, но я никогда не использовал насилие и всё отдал обратно. Ну ладно, ну, я ограбил несколько банков - вернее, облапошил - но только потому, что они сами мне дали это сделать...
- Ограбил несколько банков? Ветинари, я правильно понимаю, что ты оставил самый важный в городе банк в руках известного грабителя банков?
- А что, он должен был оставить его в руках неизвестных грабителей банков?
("Делай деньги")

~*~*~*~


О переговорах и развлечениях:
- Им можно отдать приказ так, чтобы другой человек не смог его отменить?
- Ну, э-э... Да. Если никто больше не знает секрета.
- Который заключается в? - Ветинари повернулся к Мойсту и обнажил меч.
- Должно быть, я как-то по особому отдаю приказы, сэр, - сказал Мойст, щурясь на клинок. Клинок действительно сверкал.
Он был готов к тому, что случилось дальше, вот только случилось оно совершенно неправильно.
Ветинари вручил ему меч и сказал: - Мисс Дирхарт, я бы очень хотел, чтобы вы не покидали город надолго. Ваше отсутствие заставляет этого человека искать опасность. Расскажите нам ваш секрет, мистер Липвиг.
- Я думаю, это слишком опасно, сэр.
- Мистер Липвиг, мне что, нужен значок, на котором написано "тиран"?
- Я могу заключить сделку?
- Конечно. Я разумный человек.
- А вы станете ей следовать?
- Нет. Но я заключу другую сделку. Почта получит шесть лошадей-големов. Остальные големы будут считаться подопечными Треста, но четыреста из них пойдут на улучшение системы семафоров, что, я уверен, встретит международное одобрение. Как вы красноречиво предложили, мы подменим големами наш золотой стандарт. Вы двое сделали международную ситуацию очень... интересной...
- Извините, а почему меч держу я? - спросил Мойст.
- ...и вы расскажете нам секрет, и, что самое прекрасное, вы останетесь живы, - закончил Ветинари. - Кто сделает вам лучшее предложение?
- Ох, ну ладно, - сказал Мойст. - Я так и знал, что этим кончится. Големы слушаются именно меня, потому что...
- ...потому что на вас надет костюм цвета золота, следовательно, в их глазах, вы - амнийский жрец, - сказал Ветинари. - Потому, что для того, чтобы приказ подействовал, правильные слова должны быть сказаны правильным говорящим правильному слушающему. Я когда-то получил неплохое образование. Это вопрос логики. Не стойте с открытым ртом.
- Вы уже знали?
- Это не драконья магия, знаете ли.
- А зачем вы дали мне этот кошмарный меч?
- Он и впрямь безвкусен, не правда ли, - сказал Ветинари, забирая его. - Так и представляешь себе, что его владельца зовут Кракс Великий, или что-нибудь вроде того. Мне было интересно наблюдать, что вы боитесь сильнее, когда меч в ваших руках. Вы и впрямь не любите насилия, да...
- Это было излишне! - сказал Мойст. Адора Белль ухмылялась.
- Мистер Липвиг, мистер Липвиг, мистер Липвиг, неужели вы никогда не поймёте? - вздохнул Ветинари, убирая меч в трость. - Один из моих предшествeнников четвертовал людей дикими черепахами. Это была не быстрая смерть. Он считал зрелище смешным. Простите мне, если мои развлечения чуть более умозрительны.

О перлюстрации писем:
- Вы просили придумать для вас ещё шифров. Простите, милорд, но я, наверное, недопонял ваши пожелания. Что было не так с предыдущими?
Ветинари вздохнул.
- Боюсь, их было невозможно взломать, Леонард.
- Но ведь...
- Это трудно объяснить, - сказал Ветинари, ясно сознавая, что то, что для него было чистыми водами политики, для Леонарда было лужей бессмысленной грязи. - Эти новые, которые вы придумали, они всего лишь... чудовищно сложные?
- Вы говорили "чертовски", милорд, - с беспокойством сказал Леонард.
- Ах, да.
- Я не нашёл общепринятого стандарта для чертей, милорд, но я провёл небольшое исследование при помощи наиболее доступных оккультных текстов и считаю, что эти шифры будут классифицированы, как сложные, более чем 96 процентами чертей.
- Прекрасно.
- Местами, пожалуй, они могут приближаться к дьявольски сложным...
- Ничего страшного. Я их немедленно задействую.
Леонарда всё ещё что-то смущало.
- Их довольно просто доделать до демонически слож...
- Этих хватит, Леонард, - сказал Ветинари.
- Милорд, - почти взвыл Леонард, - я не могу гарантировать, что достаточно умные люди не смогут прочитать вашу переписку!
- Прекрасно.
- Но, милорд, они узнают, что вы думаете!
Ветинари похлопал его по плечу.
- Нет, Леонард. Они всего лишь узнают содержание моей переписки.
- Я вас совершенно не понимаю, милорд.
- А я не умею варить взрывающийся кофе. На что бы походил этот мир, будь мы все одинаковы?
Лицо Леонарда на мгновение затуманилось.
- Не уверен, - сказал он. - Но, если вы хотите, чтоб я решил эту задачку, я мог бы придумать...
- Это была фигура речи, Леонард.
Ветинари грустно покачал головой. Ему часто казалось, что Леонард, загнавший свой интеллект на невиданные доселе высоты, открыл заодно большие и специализированные залежи глупости. Какой смысл зашифровывать переписку так, что умные враги не смогут её прочитать? Ведь тогда невозможно узнать, что они думают, что ты думаешь, что они думают.
("Пятый слон")

~*~*~*~


О совещаниях:
[Лорд Ветинари] был большой поклонник идеи, что выслушать надо тысячу голосов, потому что это означало, что ему нужно было слышать только те голоса, которые озвучивали что-то полезное, где "полезное" определялось по классическим канонам госслужбы, как "склоняющееся к моей точке зрения". Обычно таких голосов было меньше десяти. Люди, требующие выслушивания тысячи голосов, на самом деле, имели ввиду, что хотят, чтобы услышали их голос, а остальные 999 проигнорировали, и для этой цели боги изобрели совещание. Ветинари прекрасно владел искусством совещаний, особенно когда протоколом занимался Драмнот. Совещание было для Ветинари тем, чем для неумных тиранов была "Железная дева"; совещание было несколько дороже**, но зато куда менее неопрятно и куда более эффективно, и, что самое главное, заставлять людей залезать в "Железную деву" приходилось силой.
** - Единственной настоящей затратой, собственно, были перерывы на чай с печеньем, что редко случалось при использовании "Железной девы".
("Делай деньги")

~*~*~*~


О демократии:
- У мистера Липвига, очевидно, есть какая-то цель, - сказал Ветинари. - Возможно, стоит пойти и узнать, какая?
Толпа хлынула к двери, где застряла и передралась.
Когда она вытекла на улицу, Ветинари заложил руки за голову и откинулся в кресле, закрыв глаза.
- Обожаю демократию. Могу слушать хоть целый день. Драмнот, распорядитесь подать карету, хорошо?
("Делай деньги")

~*~*~*~


О природе зла:
Патриций сделал глоток.
- Я немногим рассказывал об этом, господа, и подозреваю, что не расскажу больше никому, но однажды, когда я ещё мальчиком проводил каникулы в Убервальде, я гулял по берегу ручья и увидел выдру с детёнышами. Очаровательная картина, я полагаю, вы согласитесь. На моих глазах выдра-мать нырнула в ручей и вернулась с крупным лососём, которого она осилила и выволокла на полузатопленную корягу. Поедая рыбу - которая, конечно, была ещё жива - она разорвала ей брюхо, и я до сего дня помню нежную розоватость икры, высыпавшейся наружу к восторгу выдрят, которые, пихаясь, набросились на лакомство. Чудо природы, господа: мать и дети, поедающие мать и детей. Тогда я впервые узнал, что такое зло. Оно встроено в саму суть вселенной. Все миры крутятся в боли. Если существует какое-то верховное божество, сказал я себе, то это наше дело - превзойти его в нравственности.
Волшебники переглянулись. Ветинари смотрел в глубины своей кружки, и они порадовались, что не знают, что он там видит.
("Невиданные академики")

@темы: Литература, Переводы, Что хотел сказать геккон...

URL
Комментарии
2013-06-28 в 13:56 

Amikla
No Good without Evil. No Love without Hate. No Innocence without Lust
:heart::heart::heart: люблю Пратчетта! такой кладезь остроумных высказываний!
*утащила в цитатник* ;-)

2013-06-30 в 18:00 

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
Amikla,
О, брат по разуму! :friend:

URL
2013-06-30 в 18:37 

Amikla
No Good without Evil. No Love without Hate. No Innocence without Lust
*Wyrd*, :-D скорее -сестра ! :friend:

2013-06-30 в 18:39 

*Wyrd*
Пока ты ненавидишь, противник думает.
Amikla,
Логично :gigi:

URL
     

Torre de Marfil

главная